В Ростове-на-Дону представили вечер балетов Стравинского
Фото: Предоставлено Ростовским балетом

В Ростове-на-Дону представили вечер балетов Стравинского

Как ни парадоксально, Игорь Стравинский, один из самых востребованных композиторов в балетном мире, для российских хореографов и танцовщиков даже через полвека после кончины остается камнем преткновения - слишком долго у нас его музыка оставалась под запретом, слишком простые мелодии и ритмы позапрошлого века доминировали на отечественной сцене до недавнего времени. Умение существовать в его ритмической свободе, управлять эскападами его синкоп, мчаться в его темпе - все еще прерогатива ведущих театров. И вдруг в это общество избранных решил ворваться Ростовский балет - труппа, которой только предстоит отметить 25-летие, не имеющая традиций и собственного лица. Идея принадлежала молодому худруку коллектива Ивану Кузнецову.

Выбор хореографов для проекта тоже сложно назвать предсказуемым. Петербуржец Александр Сергеев отметился уже даже постановками в Мариинском театре, но все же он скорее известен как танцовщик, чем как хореограф. За Викторией Литвиновой, экс-танцовщицей Большого театра, вообще не значилось еще самостоятельных постановок, только работа ассистентом с Юрием Посоховым и Михаилом Лавровским. А вот Софью Гайдукову и Константина Матулевского с их опытом в балетных театрах, компаниях современного танца, на телевидении и эстраде, представших в Ростове дуэтом, можно назвать сложившимися хореографами.

Среди опусов Стравинского постарались выбрать не самые расхожие. Сергеев остановился на "Концертных танцах" (впрочем, в мире они известны в интерпретации Баланчина и Макмиллана). Литвинова выбрала "Игру в карты", которую некогда танцевала сама в постановке Алексея Ратманского. А вот Гайдукова и Матулевский остановились на "Пульчинелле", имеющем множество версий, но ни одной канонической.

Еще одним важным участником постановки стал петербургский художник Леонид Алексеев, предложивший общую сценографическую идею программы. Балеты Стравинского он заключил в единую коробку и замкнул ее антрактным занавесом, перед которым предложил стремительные пантомимные интермедии, служащие своеобразным эпиграфом к каждому балету.

Ясный, продуманный стиль Алексеева помог хореографии Сергеева (их взаимопонимание не удивительно - вместе они выпустили балет "12" в Мариинском театре). В четкой геометрии линий и чистоте цветов, отсылающих к духу русского авангарда, Сергеев обрел спокойствие духа: он уверенно распорядился темами центральными и побочными, играя с динамикой и пространством. В его комбинациях узнаются то прямые цитаты, то общие идеи тех хореографов, у которых ему посчастливилось танцевать. И это не минус, а плюс постановщика, если он сумеет переплавить свой багаж в собственный язык.

Иным путем отправилась Литвинова. Свой получасовой балет она разделила между тремя историями: Вацлавом Нижинским, его женой Ромолой и Дягилевым; Стравинским и Коко Шанель; Стравинским и Фрэнком Синатрой. Сумбурный пересказ удался не очень, а замыленные приемы, представляющие Нижинского через его персонажей, а Шанель через ее наряды, раздражали. Настолько, что сознание решительно абстрагировалось от этого дамского рукоделия. И вот тогда, разглядывая хореографические комбинации без связи с навязанными им героями, оказалось, что Литвинова интересно усвоила уроки Баланчина, Форсайта, Макгрегора, у которых блестяще танцевала в Большом. Ее лексика не страдает банальностями, фразы имеют собственный упругий ритм и даже индивидуальную интонацию.

Контрастом первым двум балетам стал "Пульчинелла" Гайдуковой и Матулевского. Роскошный отель, эпоха ар-деко, небоскребы Манхэттена за огромными окнами - кажется, сейчас выпорхнут Скотт Фицджеральд и Зельда. С ними, возможно, в баре мог встретиться сам Стравинский, но его балет обращен к традиции итальянской комедии дель арте, а потому сцену заполняют ее персонажи. Хореографы здесь выступили, скорее, как режиссеры, соединившие в своем спектакле танец, выразительное движение, жест и пение. Благодаря своей яркой театральности, наличию сюжета (детективного!) и совершенно новой для труппы эстетике "Пульчинелла" так и просится из финала в центр вечера. Тем более что именно в этом спектакле увереннее всего чувствуют себя исполнители - даже вокалисты.

Первая встреча со Стравинским далась Ростову непросто - не только балету, но и оркестру, который вел новый главный дирижер театра Михаил Грановский. Но именно такой репертуар формирует лицо театра, а умение ставить перед собой сложные вызовы и отвечать на них выделяет из полусотни российских трупп.

Поделиться:

Материалы по теме

«Конфликт был, и мы его классно разрешили»: на съемках «Бременских музыкантов» чуть не подрались актеры Дюжев и Горбачева
«Пока, неудачник»: Волочкова отреагировала на заявления Джигурды о ее спасении
«Они не встречаются»: дочь Киркорова рассказала об отношениях отца с Басковым

Самое популярное