Хирург, прооперировавший пациентку ножом и ржавыми плоскогубцами, болен раком

Автор фото: личный архив Александра Клецко

Хирург, прооперировавший пациентку ножом и ржавыми плоскогубцами, болен раком

Мужчина хочет написать книгу о своей жизни.

Александр Клецко создал под Новгородом больницу высшего уровня, стал героем СМИ за операцию с помощью плоскогубцев и рыбацкого ножа, а теперь он борется с болезнью.

История популярности, а также начало «книги», которую хирург пишет пока что на своей странице в соцсетях, началась в августе 2018 года. В тот вечер мужчина ехал на дачу, как вдруг заметил подростка, бегущего по направлению к ним — он просил о помощи его матери, которая упала на стекло и распорола предплечье.

«Экипаж скорой поедет из Боровичей, в 50 км от деревни, это потеря времени, а зашивать нужно как можно быстрее», — подумал тогда хирург и решил оперировать здесь и сейчас.

Из подручных материалов нашелся рыбацкий нож, иглы от швейной машинки, черные нитки на катушке, вместо иглодержателя – ржавые плоскогубцы, а для обработки инструментов и раны — советский одеколон «Саша». Преднизолон и новокаин для антишоковой терапии Клецко всегда возил с собой по врачебной привычке. Операция заняла полчаса, прошла без осложнений, и все остались довольны.

Врач часто, как он говорит, “починивал” соседей.

5-936x560.jpg

Александр Клецко окончил Смоленский мединститут, а когда учился уже начал подрабатывать ночным санитаром в отделении травматологии. Трехэтажный корпус травматологии воспринимался им как гора Олимп, и он гордился своей причастностью к общему делу спасения жизни и здоровья людей.

Операционную, где Александр чуть позже оказался, он всегда будет называть “святая святых” медицины, “храм, где всегда тихо”.

После университета отличник Клецко по распределению отправился в город Боровичи. Переломы и порезы, ожоги, осколки в теле были для молодого хирурга рутинной работой. Однажды он провел операцию на лице, порезанном бензопилой.

В 1989 году у доктора появилась еще одна профессиональная любовь — Александр попал в первую в СССР группу по обучению мануальной терапии, увлекся ее возможностями и с тех пор совмещал две специальности.

— Через пять лет ко мне привели-принесли приговоренного к операции по поводу грыжи диска главу Мошенского района, — рассказывает врач. — В процессе лечения он спросил, какие у меня планы на жизнь и позвал к себе в районную больницу главврачом.

В 2007 году ушел глава Мошенского района, а вслед за ним уволился и главврач Клецко. Мануальная терапия стала для него основным занятием. Вскоре больницу сделали филиалом Боровической, а летом 2019 года и совсем закрыли — теперь там филиал Новгородского дома ветеранов войны. По словам доктора, на все Мошенское и близлежащие села осталось два доктора, пять медсестер и один экипаж скорой помощи, который везет за 70 километров в Боровичи.

- Едешь по трассе и видишь аварию - мимо же не проедешь. Делаешь на месте, что можешь, пока приедет скорая, или сам везешь в травмпункт.
Так случилось и в августе 2018-го, когда операцию на руке женщины пришлось проводить в полевых условиях с помощью рыбацкого ножа и плоскогубцев, - делится воспоминаниями врач.

instrumenty-kleczko_-svoboda.org_-936x560.jpg
Фото: Svoboda.org

- Знакомые просят меня описать былые «подвиги», — писал в “ВКонтакте” Александр, когда Минздрав региона обвинил его в нарушении медстандартов, — но я хочу сказать, что ничего героического в этом нет. Это обычная рутинная работа районных хирургов, вынужденных работать без необходимого оборудования, инструментов и без поддержки «сверху». В большинстве случаев люди вынуждены совершать подвиг не потому, что они герои или не герои, а потому что оказались в безвыходной ситуации. <…> Если бы в той ситуации, с ржавыми плоскогубцами, я мог бы рассчитывать на оперативность скорой помощи, я бы ее вызвал. Если бы больница с хирургом была как прежде, за десять километров, в Мошенском, а не за семьдесят, в Боровичах, никакой героизм бы не понадобился. И я ни в коем случае не виню врачей скорой, район огромный, они не справляются, - рассказывает Клецко.

Диагноз хирургу о раковом заболевании смогли поставить лишь в ноябре в Новгороде: “Плоскоклеточный рак — 3-4 стадия срочно оперировать, гортань надо убирать”. В январе 2020 года Александр Клецко проходил лучевую терапию. Рак гортани временно лишил Александра голоса, поэтому общается он с помощью блокнота и ручки или планшета и фломастера.

— 10-20 секунд, и мир переменился, — пишет доктор на пластиковом планшете. — Представьте, вы здоровый человек со своими планами, а вам сказали “все, ничего у тебя больше не будет”, как расстрел.

Марина Клецко называет историю с диагностикой “чередой фатальных ошибок”. Хотя Александр неоднократно отправлял своих пациентов к онкологу, на симптомы своего заболевания не обращал внимания — врачам это свойственно. Затем их не заметили два доктора, а потом и аллергия на новую металлокерамику прикрыла собой основную причину воспаления. Поэтому на решение вопроса с операцией и дальнейшим лечением Клецко дали пару недель.

- Приехал домой и сказал: “Но я же не смогу говорить, как же я буду работать? У меня 15-20 звонков в день, — рассказывает жена Александра Марина, а Александр улыбается. — Говорю: “Ну, я буду твоим голосом. Хотя, конечно, было страшно”.

10-936x560.jpg

В Новгороде доктору срочно поставили трахеостому — уже начался стеноз гортани, было трудно дышать, а онкоцентр быстро дал направление на лечение в Петербурге. Спустя пару дней после 60-летия Александр Клецко написал о болезни в “ВКонтакте”, в первую очередь, чтобы объяснить своим пациентам: “По плану выйду из строя от 2-х до 6-ти месяцев. После этого планирую вернуться в строй и продолжать работать. Ну а пока простите, господа и дамы. Какое-то время как доктор я вам не помощник. Ну, если только советом”. После трех сотен комментариев поддержки супруги Клецко поняли: обо всех этапах лечения — операции, двухнедельного зондового питания — нужно отчитываться в ВК, так как подписчики переживают и ждут. Свои заметки доктор с иронией называет “репортажами из чистилища”.

“Трудно не засмеяться, видя себя в зеркало. Шея забинтована, в центре дырка, шланги торчат из всех сторон. Но все эти ужасы временные. Но все эти ужасы временные. Главное, я уже второй день выздоравливаю. Через 10 дней снимут швы, потом пооблучают маленько. И все, можно жить дальше. И все это — только благодаря вам, мои хорошие”.

“Сейчас я понимаю, что выбрался. Надолго ли? Есть о чем подумать. Хочется понять две вещи: за что и почему для меня именно этот вариант? Похоже, нужен новый вектор жизни. Старый вон куда привёл, эта программа закончена. Так что, пока заживаю, есть время подумать, раз дали шанс. Слава Богу и хирургу, Исмаиловой Марине Магомедовне. Но про это пост отдельный”.

Людям, которые столкнулись с диагнозом, Александр — как врач и пациент — может посоветовать только одно — использовать по максимуму медицинскую профессиональную помощь и не доверять альтернативным формам лечения.

Александр Клецко полагает, что люди просто перестали ходить к врачам, занимаются самолечением, пьют какие-то настойки, так как первичное медицинское обследование в деревне сейчас не получить.

Хирургу не раз предлагали написать книгу — о буднях хирурга-травматолога, “медицинском коммунизме” и особенностях медицины в провинции. И в целом, он уже готов: “Вот только решу проблему выживания”. Пару лет назад Марина заметила: когда муж проезжает мимо Мошенской больницы, непроизвольно отворачивается. А недавно он узнал, что бывший коллега тоже лечится в Петербурге.


Ранее «Живая Кубань» писала о советах Роспотребнадзора о том, как бороться с онкологией.
Опубликовано в рубрике "Жизнь" 04.02.2020 16:11:47
Поделиться:
Мы родом из софта
Сказка - ложь, да в ней намек 
Унесенные ветром или похороны с огоньком
Прохладное отношение к огненному погребению постепенно теплеет. Крупные российские города и вовсе переживают бум на кремацию
Вице-губернатору Николаю Долуде пророчат повышение
Бывший замгубернатора Ростовской области уехал из России
Ожидалось, что губернатору Кубани дадут Орден Почета

Самое популярное